КирТАГ
Кыргызское телеграфное
агентство

Бишкек, 14:18 | 26 сентября

Гульнара Ибраева: Семья потеряла свою роль и ценности, став угрозой для женщин и детей

Дата: 13:03, 25-03-2015.

Растущее число таких инцидентов наталкивает на вывод о растущей духовной деградации населения Кыргызстана. КирТАГ побеседовал об этом с известным социологом и главой общественного объединения «Инновационные решения» Гульнарой Ибраевой.

Можем ли мы говорить о деградации кыргызстанцев на фоне растущего семейного и детского насилия?

Сейчас в обществе действительно наблюдается моральная деградация. Происходит она потому, что старые ценности уже не работают и теряют характер норм, тогда как новые ценности и моральные установки еще не сформировались. В таком обществе самым уязвимым местом становится семья. Она испытывает большой кризис, потому что люди все чаще добиваются успеха и достижений автономно, без поддержки семьи, которая теряет свое функциональное значение. Молодые люди приобретают смысл жизни через миграцию или какие-то другие коммерциализированные процессы.

Какова тогда сегодня роль семьи?

Несмотря на утерю некоторых позиций, семья остается местом контроля и перераспределения ресурсов. Честно говоря, по-моему, сейчас семья даже представляет опасность для женщин и детей, поскольку физической и моральной системы поддержки больше нет.

Семья теряет свое прежние ценности и традиционные родственные связи, они приобретают новую и коммерциализированную значимость. Уместно сказать, что ценности в семье разрушены, новые взамен не пришли. Как ни печально, но об этом свидетельствует, что все последние страшные события — насилие в отношении детей, женщин, даже стариков —  все это происходит в семьях. Как правило, в большинстве случаев, не кто-нибудь посторонний, а именно близкий по родству человек становится насильником. Поэтому мне кажется, что это деградация, связанная с вымиранием моральных ценностей.

По-Вашему, в чем причина этой деградации?

Сейчас наблюдается очень высокая скорость изменений в обществе, которое не успевает переосмыслить их. В большинстве случаев, эти изменения не соответствуют традиционным ценностям, которые приобретают коммерческий характер. Поскольку изменения происходят быстро, высокой становится неопределенность будущего. Многие люди вообще лишены перспективы на будущее, и общество не справляется с этой проблемой.

Это своеобразная дисфункция, которая называется аномией, в ней сейчас находится  общество. Кроме того, что старые традиционные ценности не работают, есть еще и очень противоречивое взаимодействие новых. С одной стороны — это религиозные ценности, приходящие к нам из арабских стран, с другой стороны — это ценности западного общества, приносимые либеральной экономикой. Входя в противоречие, они дезориентируют и приводят к нынешнему состоянию отсутствия каких-либо норм и ценностей. Вот тогда и происходит деградация индивидов, их морального состояния.

Существует ли выход из этой ситуации или какой-либо способ решения проблемы?

Пока мы сами не признаем, что больны, то не сможем найти никакого решения. Мы должны продвигать позитивные образы, а не насильственные ценности. Это работа, в которую должны включиться все люди, в ней нуждается каждый человек и общество в целом. Если мы не будем проводить эти коммуникационные кампании, не будем разбирать и делать анализ, мы не найдем путей решения.

Мы не должны отмахиваться, говоря, что тот или иной случай не мог произойти в кыргызском обществе, что это не могли сделать кыргызы. Нужно понимать, что кыргызское общество меняется, и характер этих изменений не всегда такой, который нам нравится. Однако это не значит, что негативные изменения невозможно предотвратить или вылечить. Здесь важно не замалчивать проблему, не клеить какие-то ярлыки к этим людям, главное — понять причину болезни и всем миром пытаться направлять усилия на выздоровление. 

Деградация чаще наблюдается у мужчин или у женщин?

Говорить об объемах деградации и числе подвергшихся ей людей трудно, потому что никто этого не измерял. Но есть косвенные индикаторы того, что насилие в отношении детей происходит в локальных точках, например, такая статистика ведется в бишкекской детской больнице №3.

Например, там учитывается, кто насильник или агрессор в отношении ребенка. К сожалению, родные матери, сестры не сильно отстают в этой статистике от мужчин. Что меня поразило —  родные отцы, а не отчимы гораздо чаще становятся агрессорами в отношении своих детей. Чтобы вылечить нашу социальную болезнь прежде всего нам надо понять и определить причину этих явлений. Поэтому мы должны в первую очередь изучить суть этих инцидентов, мехнизмы и логику случаев семейного насилия, только на основе этих сведений мы сможем бороться с этим негативным явлением.

Поделиться новостью: